пятница, 2 марта 2012 г.

Альбрехт Дюрер - Рыцарь, Смерть и Дьявол

     «Всеми  чудищами  и призраками, которые сразу тебе встретятся, словно  при  входе  в  Аверн,  ты должен пренебречь по примеру  Вергилиева Энея.  Если  ты,  отбросив  пустые забавы, глубже и тверже вникнешь в само  дело,  то,  конечно,  увидишь  путь Христов, который один только  ведет  к  счастью,  и,  лишившись  надежды  на награду, ты поймешь. Что нет никакого пути удобнее» - Эразм Роттердамский. «Оружие христианского воина» (Enchiridion militis Christiani)
     Это отрывок  из свода правил христианского рыцаря, написанных пятьсот лет назад. Эразм, написав эти правила, старался показать пример каким должен быть идеальный рыцарь. Воин в сверкающих доспехах, непоколебимый в вере, защитник слабых и нуждающихся, благородный и бесстрашный перед смертью и самим сатаной. 
     Принято считать, что этими правилами руководствовался Альбрехт Дюрер, когда создавал свою гравюру «Рыцарь смерть и дьявол». Уж больно точно она попадает под слова Эразма. Рыцарь без страха и упрека, следующий по своему пути и не обращающий внимания на дьявола и плетущуюся сзади смерть. Гравюра, несомненно, бесподобна и входит в так называемые «мастерские» гравюры Дюрера.  
     Альбрехт Дюрер (21 мая 1471, -  6 апреля 1528), был немецким живописцем,  графиком, резчиком, математиком и теоретиком из Нюрнберга и  является наиболее известным и уважаемым мастером северного ренессанса. Будущий мастер родился в семье успешного ювелира, выходца из Венгрии. Первоначально фамилия его отца (Альбрехта Дюрера - Старшего, переехавшего в Нюрнберг в 1455 году) была Айтоши (венг. Ajtósi, от названия села Айтош, от слова ajtó — «дверь»). Буквально переведя ее на немецкий язык, он получил Türer, а впоследствии она стала записываться как Dürer. 
     У Альбрехта Дюрера Старшего и его жены Барбары Дюрер было двадцать четыре ребенка, из которых выжило только трое. Альбрехт был третьим ребенком в семье и, после нескольких школьных лет, присоединился к отцу в его ювелирной мастерской. Безусловно, там он получил первые навыки владения резцом и инструментами. И благодаря этой практике добился такой филигранности и отточенности руки. Отец постепенно начал замечать в своем сыне способности к рисованию и старался их развить. Дюрер начинает знакомиться с немецким наследием искусств, которое отличалось своим стойким консерватизмом, в то время как итальянские мастера изображали картины с  пышностью, изысканностью, яркими цветами и роскошью. Только в шестнадцатом веке, после укрепления связей с Италией, консерватизм немецких художников стал постепенно размываться новыми идеями, которые привили им итальянские мастера живописи.
     В возрасте пятнадцати лет отец отправил его учиться в мастерскую ведущего Нюрнбергского художника и гравюра того времени Михаэля Вольгемута. Там он осваивает не только живопись, но и гравирование по дереву и меди. В 1493 году появляется на свет иллюстрированная работа Хартмана Шеделя  «Die Schedelsche Weltchronik» (Мировая История Шеделя) или, после перевода на английский, «The Nuremberg Chronicle» (Нюрнбергская хроника). Эта работа считается первой удачной попыткой интегрировать изображение в текст. Вольгемут на протяжении 1488-1493 годов делал многочисленные гравюры по дереву и вполне вероятно, что Альбрехт Дюрер присутствовал при этом (и, может быть, принимал непосредственное участие). 
     По традиции, в год окончания обучения в 1490 году, Дюрер отправился в путешествие. За четыре года он побывал во многих городах Германии, Швейцарии и Нидерландов, где продолжал совершенствоваться в живописи и обработке материалов. В 1492 году он приехал в Кольмар (Франция) чтобы посетить мастерскую немецкого живописца и гравера Мартина Шонгауэра, ведущего гравера северной Европы, но не смог его застать, так как Шонгауэр умер в 1491 году.
     В 1494 году, после женитьбы, он отправляется в Италию, где знакомится с творчеством таких признанных мастеров как Мантенья и Лоренцо ди Креди. Вернувшись в Нюрнберг в 1495 году, художник открыл собственную мастерскую и стал делать рисунки, по которым его ученики изготавливали ксилографии. Печатая значительное количество оттисков, Дюрер с 1497 года начал прибегать к услугам агентов, продававших его гравюры по всей Европе. Таким образом, он стал не только художником, но и издателем. Его славу упрочило издание в 1498 году знаменитой серии гравюр на дереве "Апокалипсис". На протяжении 1507-1511 годов он рисует одни из самых знаменитых своих работ: «Адам и Ева» (1507) и  «Мученичество десяти тысяч» (1511). Но с 1513 он не рисует ни одной картины на протяжении следующих трех лет, так как уверен в том, что живопись требует больших затрат времени и не приносит большого дохода по сравнению с его гравюрами. Тем не менее, в этом отрезке времени он создает самые значимые и уважаемые гравюры за, не побоюсь этого слова, всю мировую историю искусства:  «Рыцарь, смерть и дьявол» (1513), «Святой  Иероним в келье» и «Меланхолия» (обе 1514).
     В 1514 году Дюрер становится придворным художником императора Максимилиана I, который даровал ему ежегодную пенсию в 100 гульденов. А после его смерти в 1519, он отправляется ко двору нового императора Карла V. Альбрехта и его жену Агнес хорошо встретили при дворе в Нидерландах и все путешествие (оплаченное с продажи своих работ) он подробно записывает в свой дневник. Вернувшись, он остается жить в Нюрнберге, где шестого апреля 1528 года умирает. Последние годы своей жизни он посвящает в основном теоретическим аспектам и изучениям. 
     Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол»  появилась на свет в 1513 году. В своем дневнике сам автор называет ее просто «Всадник», но так уж получилось, что даже современники именовали ее не иначе как «Рыцарь, смерть и дьявол». Она выполнена в готическом стиле и связана со средневековым понятием о морали. Суровый рыцарь, облаченный в тяжелый максимилиановский доспех, медленно едет через ущелье. Его верный пес, символ верности и преданности, бежит рядом. Конь его грациозен и красив и, словно оживший конь статуи Коллеоне в Венеции (до того он пропорционален, горделив и идеален), с легкостью несет тяжелого рыцаря. Обратите внимание на точность изображение коня. Это характерно для художников эпохи Возрождения, которые были поглощены изучением анатомии. Справа от рыцаря на полудохлой кобыле едет смерть, вокруг шеи, которой извиваются волосы-змеи. Она показывает рыцарю песочные часы, намекая, что час смерти рыцаря близок. Но рыцарь, судя по лицу, не новичок и много повидал на своем пути. Его не испугать ни проказами сатаны, изображенного в виде чудища со свиным рылом, который плетется за конем и пытается остановить рыцаря и соблазнить пустыми жизненными благами и негой, ни угрозами и намеками смерти, ни черепом, который лежит под копытами рыцарского коня. Дюрер воплотил христианского воина Эразма. Он словно сходит со строк:
     «Однако, для того чтобы ты смог устремиться к счастью  уверенным  шагом, вот тебе четвертое правило: поставь перед собой как единственную цель  жизни Христа; к Нему одному обрати все стремления, все усилия, все дело  и  досуг. Знай же, что Христос не пустой звук, а не что иное, как любовь,  прямодушие, терпение, чистота, - короче говоря, все, чему Он учил. Пойми, что  дьявол  - не что иное, как все, что удерживает от этого. К Христу стремится  тот,  кто влечется к  одной  только  добродетели.  Кто  служит  пороку,  продает  себя дьяволу. Поэтому да будет взгляд твой прост, а все тело  да  будет  сияющим. Пусть смотрит он только на Христа как на единственное  и  высшее  благо;  не люби ничего, не желай знать ничего, не  жди  ничего,  кроме  Христа  и  ради Христа. Ни к чему не относись с ненавистью, ничему не  ужасайся,  ничего  не избегай, кроме позора и из-за позора. Будет так, как ты сделаешь;  спишь  ты или бодрствуешь, ешь или пьешь, сами твои игры, наконец, и твой досуг, скажу еще смелее, даже некоторые  еще  более  легкие  пороки,  которые  мы  иногда допускаем, поспешая к добродетели, - все это увеличит твою награду. Но  если глаз твой будет дрянным и ты станешь смотреть куда-то, а не  на  Христа,  то даже если ты поступишь правильно, это окажется бесплодным и  даже  пагубным. Порок как раз в том, чтобы недобро делать доброе.»
     Мориц Таусинг (австрийский историк искусств) предположил, что Дюрер изобразил Рыцаря в рамках четырех темпераментов. И что сам рыцарь показан как Сангвиник, человек, ведущий активный образ жизни.
     Но в 1970 году была представлена альтернативная интерпретация писателя Стена Карлинга, основывающаяся на том, что Дюрер изобразил раубриттера (барон-разбойник). Это рыцари или особы рыцарского происхождения, которые учувствовали в нападениях на проезжающих поблизости от их замков купцов и  путешественников. Карлинг предположил, что Дюрер не стремился показать набожность христианского воина, а совсем наоборот. На гравюре отсутствует христианская символика, а копье рыцаря обернуто лисьим хвостом, а ведь в греческой легенде хвост лисы был символом алчности, хитрости и коварства, вожделения и блуда. В свете этой интерпретации смысл гравюры меняется на совершенно противоположный. Роубриттер в летах едет по ущелью, недалеко от города, который похож на Нюрнберг (замок на горе очень похож на Замок Кайзербург, расположенный в Нюрнберге). Его постоянно сопровождает смерть, намекая на скоропостижность и неизбежность попадания к ней в лапы, а плетущийся дьявол науськивает рыцаря на злодеяния и разбой, нашептывая по какой дороге поедет богатый купец.
     Еще есть версия, основывающаяся на версии о воине Христовом. Все его многочисленные сражения и путешествия, в конце концов, ведут в долину смерти к югу от Иерусалима, а сам город это как раз Иерусалим.
     Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» полна домыслов, иллюзий и тем для споров и обсуждений. У каждой версии есть свои «за» и «против».  Например, у меня сразу возникли вопросы к версии о бароне-разбойнике, если это раубриттер, то почему всадник один? Ведь в основном такие рыцари создавали отряды. И почему он изображен без седельных сумок, можно сказать «налегке». Не на прогулке же он, если за ним увязались такие попутчики. 
А если это воин Христа, то почему нет тех самых христианский символов? Нет плаща с крестом. Нет гербов и щита. Если он рисовал темпераменты Гиппократа, то где четвертый темперамент?  Рассуждать можно бесконечно долго, но сам Дюрер несколько раз упоминал в своем дневнике об Эразме с его Христианским воином и эти упоминания принято считать доказательствами версии о стойком и благородном рыцаре.
     И если слова Эразма нашли свое художественно представление в гравюре Дюрера, то и саму гравюру, в свою очередь,  пытаются расширить в визуальном плане разные группы с помощью своей музыки. 
     Например, австрийская группа Abigor, играющая в стиле блэк-метал. Свой альбом 1999 года они назвали  ‘Channeling the Quintessence of Satan’ и выбрали в качестве обложки фрагмент гравюры «Рыцарь, смерть и дьявол». Кстати, перед записью альбома группу оставил, утративший интерес к стилю, Silenius (Михаэль Грегор) из Summoning.
     Ранние работы австрийцев отличала атмосфера мрачного и сырого средневековья и «Channeling the Quintessence of Satan» не стал исключением. Тематика пропитана смертью оккультизмом, черным искусством и сатанизмом, закатом и уничтожением человечества. В музыкальном плане они стали более сложны и трудно восприимчивы. По словам Питера Кубика (P.K., один из основателей и рулевой группы) это и послужило толчком к уходу Silenius’а. Бронебойный интенсивный блэк-метал, разящий с первого удара и терзающий, словно лев свою жертву. 
     При первом прослушивании у меня возникли стойкие параллели с норвежским Emperor. С их необычными ходами и запутанными мелодиями. Альбом поражает смесью монолитности с ужасающей мелодичностью. Так и видится, как перед глазами меняется изображение гравюры Дюрера. Пылающее зарево над городом, увядшие и мертвые деревья, под копытами кости и черепа, рыцарь облаченный в черные доспехи едет в компании смерти и сатаны образуя ужасный триумвират словно всадники апокалипсиса с гравюры все того же Дюрера, с той лишь разницей, что их трое, а не четверо.
     Альбом проносится на одном дыхании и, при прослушивании не замечаешь, как одна песня переходит в другую. Материал воспринимается одним большим полотном длиною чуть более сорока минут и в напоре не уступает записанным в те же года ‘Panzer Division Marduk’ группы Marduk (1999) и ‘Vobiscum Satanas’ от Dark Funeral (1998). Но если сравнивать эти три альбома, то у ‘Channeling the Quintessence of Satan’  есть одно большое преимущество. Он в огромной степени новаторский. 
     Американцы Gravewurm, играющие в стиле блэк/трэш/дум/дэт-метал, поддерживают австрийцев их темном искусстве, повествуя о смерти, чуме, войнах огне, кладбищах и легионах смерти на своем альбоме 2009 года под названием ‘Funeral Empire’. Обложка дополняет удручающе-давящее впечатление от музыки.  Неспешные мотивы, без изысков, но сильно западающие в память. Материал, а отличие от следующего альбома ‘Black Fire’, не настолько меня поразил в музыкальном плане, скорее удивил своей продолжительностью – один час восемь минут (17 треков). Начиная прослушивать альбом, я как-то проникся музыкой и ритмом, но потом я ушел в свои мысли, и музыка отошла  на задний план. Только ближе к концу, я вдруг понял, что все еще слушаю альбом ‘Funeral Empire’ и впереди еще один трек.  Если говорить об обложке, то, вместе с музыкой Gravewurm, она представляется, как обложка толстенного древнего гримуара за которой скрыты тайны и секреты темной магии.
     Альбом 2010 года ‘Hymn to Oppressive Void’ московской эмбиент/блэк-метал группы Xerbittert  произвел на меня положительное впечатление. Не побоюсь такого смелого сравнения, но я услышал некоторое подобие американскому Xasthur с его астральными и мистическими путешествиями.
     Очень сильная гнетущая музыка, множество шумов, в которых слышишь даже такое, что не было сыграно. Темные силуэты, тени, мерцающий огонь и дым. Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» очень подошла для такой музыки, хоть она и на любителя. Но тут скорее не музыка подошла к гравюре, а гравюра к музыке, что говорит об ее универсальности. Столь она многогранна.  
     Еще я заметил интересную особенность. Если во время прослушивания самых, на мой взгляд, темных и мощных треков ‘‘Dark Ritual, Unearthed Dust’’ и ‘‘Hypnotic Abyss of Misantrophy’’ и смотреть в центр гравюры на обложке, то создается впечатление, что всадник становится выпуклым. Советую послушать и убедиться в этом лично. 
     Огромнейшее удовольствие я получил от ЕР немецкой группы Absurd 2004 года выпуска под названием ‘Raubritter’. Тут даже ничего не нужно рассказывать, так как музыка легла на гравюру как будто парни из Absurd жили в то время и видели все своими глазами, а главное принимали участия в набегах, грабежах, застольных гулянках после удачных вылазок.   Заглавный трек ‘‘Raubritter’’, словно гимн этих отрядов, ведает нам о жизни лихих парней, а при прослушивании всего материала (пэган блэк-метал) складывается такое впечатление, что сидишь в какой-нибудь средневековой таверне, полной народу и слушаешь истории, новости и сплетни о том, что отряды разбойников в лесу к югу от города распоясались до такой степени, что купцы стали обходить город по широкой дуге, а местные торговцы потребовали от главы города чтобы тот разобрался с произволом этих, опозоривших свой титул, рыцарей; трактирщика, который донес страже, что в его трактире расположился раубриттер фон Пикер, за голову которого назначена немалая награда, нашли мертвым у себя в комнате с ножом в спине. Поговаривают, что это была месть, раз тело его было обсыпано монетами, может быть теми самыми из обещанной награды за донос. А самого фон Пикера лишили всех регалий и снесли ему голову с плеч за его длинный список преступлений. И поделом.
     Музыка на этом ЕР не просто озвучивает гравюру, она открывает двери в мир и атмосферу того времени. Грубоватый немецкий язык, на котором поет вокалист в трех песнях из четырех, подчеркивает и усиливает этот эффект, а от акустического вступления в первом треке просто уносит из обычного «сегодня» в то мистическое и таинственное «тогда». И сама гравюра уже воспринимается по-другому. Совсем иначе. 
     Тревожное, но красивое начало альбома ‘Dark Labyrinth’ чешской дэт-метал/дарк-метал  группы Morbid Silence не могло ничего предвещать кроме отличного материала, настолько атмосферного, что просто диву даешься. Отличные мелодии, неспешные ритмы, хрипящий мрачный вокал приоткрывают нам темные тайны семнадцатого века, с его чумой завезенной в Валенсию, которая хорошенько прошлась по всей Испании и Тридцателетней войной, всколыхнувшую всю Европу и Россию.  
     Инструментальным треком ‘‘Schlacht bei Triebl (August 18, 1647)’’ группа повествует о битве за замок Triebl, который находится в Чехии. Эта батальная сцена входит в Тридцатилетнюю войну и в ней сошлись войска Швеции и Священной Римской империи германской нации, которые оставили на поле боя почти пятьсот человек убитыми. Трек бесподобный и очень меланхоличный. Словно просматриваешь на экране битву в быстром действии. И под этот трек у меня появилась мысль - насколько же все-таки это было суровое время. Все средневековье в целом. Даже всадник на коне, что на обложке ‘Dark Labyrinth’, если вот так разобраться, был на самом деле. Люди таскали на себе груды железа и тяжеленые мечи, резали и рубили врагов, затевали турниры и грабили путников. Про инквизицию я вообще молчу. Страшное и трудное время. Действительно «Темный Лабиринт».
     Как видите, мастерство Альбрехта Дюрера породило множество версий и домыслов. Рассказывать о гравюре «Рыцарь, смерть и дьявол» можно бесконечно долго, вглядываясь в детали и строя догадки. Но каждый человек в ней видит что-то свое. Вы, наверное, заметили, что я не привожу примеров несовместимости обложки и музыки, а такие случаи есть, но на них просто не хочется останавливаться. 
     И поэтому группам, которые еще только собираются взять на вооружение эту гравюру в качестве зрительного образа к своему музыкальному полотну хочется дать совет: Не ошибитесь в выборе. Это не просто картинка с рыцарем, смертью и сатаной. Это целый пласт времени, обширный мир. А озвучить целый мир ну очень сложно и получается далеко не у всех.


Андрей Paatddal Герасимов
Создано с помощью материала блога Archives Of Khazad-Dum
Статья была издана в журнале DarkCity '66 2012

Комментариев нет:

Отправить комментарий