пятница, 2 марта 2012 г.

Альбрехт Дюрер - Рыцарь, Смерть и Дьявол

     «Всеми  чудищами  и призраками, которые сразу тебе встретятся, словно  при  входе  в  Аверн,  ты должен пренебречь по примеру  Вергилиева Энея.  Если  ты,  отбросив  пустые забавы, глубже и тверже вникнешь в само  дело,  то,  конечно,  увидишь  путь Христов, который один только  ведет  к  счастью,  и,  лишившись  надежды  на награду, ты поймешь. Что нет никакого пути удобнее» - Эразм Роттердамский. «Оружие христианского воина» (Enchiridion militis Christiani)
     Это отрывок  из свода правил христианского рыцаря, написанных пятьсот лет назад. Эразм, написав эти правила, старался показать пример каким должен быть идеальный рыцарь. Воин в сверкающих доспехах, непоколебимый в вере, защитник слабых и нуждающихся, благородный и бесстрашный перед смертью и самим сатаной. 
     Принято считать, что этими правилами руководствовался Альбрехт Дюрер, когда создавал свою гравюру «Рыцарь смерть и дьявол». Уж больно точно она попадает под слова Эразма. Рыцарь без страха и упрека, следующий по своему пути и не обращающий внимания на дьявола и плетущуюся сзади смерть. Гравюра, несомненно, бесподобна и входит в так называемые «мастерские» гравюры Дюрера.  
     Альбрехт Дюрер (21 мая 1471, -  6 апреля 1528), был немецким живописцем,  графиком, резчиком, математиком и теоретиком из Нюрнберга и  является наиболее известным и уважаемым мастером северного ренессанса. Будущий мастер родился в семье успешного ювелира, выходца из Венгрии. Первоначально фамилия его отца (Альбрехта Дюрера - Старшего, переехавшего в Нюрнберг в 1455 году) была Айтоши (венг. Ajtósi, от названия села Айтош, от слова ajtó — «дверь»). Буквально переведя ее на немецкий язык, он получил Türer, а впоследствии она стала записываться как Dürer. 
     У Альбрехта Дюрера Старшего и его жены Барбары Дюрер было двадцать четыре ребенка, из которых выжило только трое. Альбрехт был третьим ребенком в семье и, после нескольких школьных лет, присоединился к отцу в его ювелирной мастерской. Безусловно, там он получил первые навыки владения резцом и инструментами. И благодаря этой практике добился такой филигранности и отточенности руки. Отец постепенно начал замечать в своем сыне способности к рисованию и старался их развить. Дюрер начинает знакомиться с немецким наследием искусств, которое отличалось своим стойким консерватизмом, в то время как итальянские мастера изображали картины с  пышностью, изысканностью, яркими цветами и роскошью. Только в шестнадцатом веке, после укрепления связей с Италией, консерватизм немецких художников стал постепенно размываться новыми идеями, которые привили им итальянские мастера живописи.
     В возрасте пятнадцати лет отец отправил его учиться в мастерскую ведущего Нюрнбергского художника и гравюра того времени Михаэля Вольгемута. Там он осваивает не только живопись, но и гравирование по дереву и меди. В 1493 году появляется на свет иллюстрированная работа Хартмана Шеделя  «Die Schedelsche Weltchronik» (Мировая История Шеделя) или, после перевода на английский, «The Nuremberg Chronicle» (Нюрнбергская хроника). Эта работа считается первой удачной попыткой интегрировать изображение в текст. Вольгемут на протяжении 1488-1493 годов делал многочисленные гравюры по дереву и вполне вероятно, что Альбрехт Дюрер присутствовал при этом (и, может быть, принимал непосредственное участие). 
     По традиции, в год окончания обучения в 1490 году, Дюрер отправился в путешествие. За четыре года он побывал во многих городах Германии, Швейцарии и Нидерландов, где продолжал совершенствоваться в живописи и обработке материалов. В 1492 году он приехал в Кольмар (Франция) чтобы посетить мастерскую немецкого живописца и гравера Мартина Шонгауэра, ведущего гравера северной Европы, но не смог его застать, так как Шонгауэр умер в 1491 году.
     В 1494 году, после женитьбы, он отправляется в Италию, где знакомится с творчеством таких признанных мастеров как Мантенья и Лоренцо ди Креди. Вернувшись в Нюрнберг в 1495 году, художник открыл собственную мастерскую и стал делать рисунки, по которым его ученики изготавливали ксилографии. Печатая значительное количество оттисков, Дюрер с 1497 года начал прибегать к услугам агентов, продававших его гравюры по всей Европе. Таким образом, он стал не только художником, но и издателем. Его славу упрочило издание в 1498 году знаменитой серии гравюр на дереве "Апокалипсис". На протяжении 1507-1511 годов он рисует одни из самых знаменитых своих работ: «Адам и Ева» (1507) и  «Мученичество десяти тысяч» (1511). Но с 1513 он не рисует ни одной картины на протяжении следующих трех лет, так как уверен в том, что живопись требует больших затрат времени и не приносит большого дохода по сравнению с его гравюрами. Тем не менее, в этом отрезке времени он создает самые значимые и уважаемые гравюры за, не побоюсь этого слова, всю мировую историю искусства:  «Рыцарь, смерть и дьявол» (1513), «Святой  Иероним в келье» и «Меланхолия» (обе 1514).
     В 1514 году Дюрер становится придворным художником императора Максимилиана I, который даровал ему ежегодную пенсию в 100 гульденов. А после его смерти в 1519, он отправляется ко двору нового императора Карла V. Альбрехта и его жену Агнес хорошо встретили при дворе в Нидерландах и все путешествие (оплаченное с продажи своих работ) он подробно записывает в свой дневник. Вернувшись, он остается жить в Нюрнберге, где шестого апреля 1528 года умирает. Последние годы своей жизни он посвящает в основном теоретическим аспектам и изучениям. 
     Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол»  появилась на свет в 1513 году. В своем дневнике сам автор называет ее просто «Всадник», но так уж получилось, что даже современники именовали ее не иначе как «Рыцарь, смерть и дьявол». Она выполнена в готическом стиле и связана со средневековым понятием о морали. Суровый рыцарь, облаченный в тяжелый максимилиановский доспех, медленно едет через ущелье. Его верный пес, символ верности и преданности, бежит рядом. Конь его грациозен и красив и, словно оживший конь статуи Коллеоне в Венеции (до того он пропорционален, горделив и идеален), с легкостью несет тяжелого рыцаря. Обратите внимание на точность изображение коня. Это характерно для художников эпохи Возрождения, которые были поглощены изучением анатомии. Справа от рыцаря на полудохлой кобыле едет смерть, вокруг шеи, которой извиваются волосы-змеи. Она показывает рыцарю песочные часы, намекая, что час смерти рыцаря близок. Но рыцарь, судя по лицу, не новичок и много повидал на своем пути. Его не испугать ни проказами сатаны, изображенного в виде чудища со свиным рылом, который плетется за конем и пытается остановить рыцаря и соблазнить пустыми жизненными благами и негой, ни угрозами и намеками смерти, ни черепом, который лежит под копытами рыцарского коня. Дюрер воплотил христианского воина Эразма. Он словно сходит со строк:
     «Однако, для того чтобы ты смог устремиться к счастью  уверенным  шагом, вот тебе четвертое правило: поставь перед собой как единственную цель  жизни Христа; к Нему одному обрати все стремления, все усилия, все дело  и  досуг. Знай же, что Христос не пустой звук, а не что иное, как любовь,  прямодушие, терпение, чистота, - короче говоря, все, чему Он учил. Пойми, что  дьявол  - не что иное, как все, что удерживает от этого. К Христу стремится  тот,  кто влечется к  одной  только  добродетели.  Кто  служит  пороку,  продает  себя дьяволу. Поэтому да будет взгляд твой прост, а все тело  да  будет  сияющим. Пусть смотрит он только на Христа как на единственное  и  высшее  благо;  не люби ничего, не желай знать ничего, не  жди  ничего,  кроме  Христа  и  ради Христа. Ни к чему не относись с ненавистью, ничему не  ужасайся,  ничего  не избегай, кроме позора и из-за позора. Будет так, как ты сделаешь;  спишь  ты или бодрствуешь, ешь или пьешь, сами твои игры, наконец, и твой досуг, скажу еще смелее, даже некоторые  еще  более  легкие  пороки,  которые  мы  иногда допускаем, поспешая к добродетели, - все это увеличит твою награду. Но  если глаз твой будет дрянным и ты станешь смотреть куда-то, а не  на  Христа,  то даже если ты поступишь правильно, это окажется бесплодным и  даже  пагубным. Порок как раз в том, чтобы недобро делать доброе.»
     Мориц Таусинг (австрийский историк искусств) предположил, что Дюрер изобразил Рыцаря в рамках четырех темпераментов. И что сам рыцарь показан как Сангвиник, человек, ведущий активный образ жизни.
     Но в 1970 году была представлена альтернативная интерпретация писателя Стена Карлинга, основывающаяся на том, что Дюрер изобразил раубриттера (барон-разбойник). Это рыцари или особы рыцарского происхождения, которые учувствовали в нападениях на проезжающих поблизости от их замков купцов и  путешественников. Карлинг предположил, что Дюрер не стремился показать набожность христианского воина, а совсем наоборот. На гравюре отсутствует христианская символика, а копье рыцаря обернуто лисьим хвостом, а ведь в греческой легенде хвост лисы был символом алчности, хитрости и коварства, вожделения и блуда. В свете этой интерпретации смысл гравюры меняется на совершенно противоположный. Роубриттер в летах едет по ущелью, недалеко от города, который похож на Нюрнберг (замок на горе очень похож на Замок Кайзербург, расположенный в Нюрнберге). Его постоянно сопровождает смерть, намекая на скоропостижность и неизбежность попадания к ней в лапы, а плетущийся дьявол науськивает рыцаря на злодеяния и разбой, нашептывая по какой дороге поедет богатый купец.
     Еще есть версия, основывающаяся на версии о воине Христовом. Все его многочисленные сражения и путешествия, в конце концов, ведут в долину смерти к югу от Иерусалима, а сам город это как раз Иерусалим.
     Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» полна домыслов, иллюзий и тем для споров и обсуждений. У каждой версии есть свои «за» и «против».  Например, у меня сразу возникли вопросы к версии о бароне-разбойнике, если это раубриттер, то почему всадник один? Ведь в основном такие рыцари создавали отряды. И почему он изображен без седельных сумок, можно сказать «налегке». Не на прогулке же он, если за ним увязались такие попутчики. 
А если это воин Христа, то почему нет тех самых христианский символов? Нет плаща с крестом. Нет гербов и щита. Если он рисовал темпераменты Гиппократа, то где четвертый темперамент?  Рассуждать можно бесконечно долго, но сам Дюрер несколько раз упоминал в своем дневнике об Эразме с его Христианским воином и эти упоминания принято считать доказательствами версии о стойком и благородном рыцаре.
     И если слова Эразма нашли свое художественно представление в гравюре Дюрера, то и саму гравюру, в свою очередь,  пытаются расширить в визуальном плане разные группы с помощью своей музыки. 
     Например, австрийская группа Abigor, играющая в стиле блэк-метал. Свой альбом 1999 года они назвали  ‘Channeling the Quintessence of Satan’ и выбрали в качестве обложки фрагмент гравюры «Рыцарь, смерть и дьявол». Кстати, перед записью альбома группу оставил, утративший интерес к стилю, Silenius (Михаэль Грегор) из Summoning.
     Ранние работы австрийцев отличала атмосфера мрачного и сырого средневековья и «Channeling the Quintessence of Satan» не стал исключением. Тематика пропитана смертью оккультизмом, черным искусством и сатанизмом, закатом и уничтожением человечества. В музыкальном плане они стали более сложны и трудно восприимчивы. По словам Питера Кубика (P.K., один из основателей и рулевой группы) это и послужило толчком к уходу Silenius’а. Бронебойный интенсивный блэк-метал, разящий с первого удара и терзающий, словно лев свою жертву. 
     При первом прослушивании у меня возникли стойкие параллели с норвежским Emperor. С их необычными ходами и запутанными мелодиями. Альбом поражает смесью монолитности с ужасающей мелодичностью. Так и видится, как перед глазами меняется изображение гравюры Дюрера. Пылающее зарево над городом, увядшие и мертвые деревья, под копытами кости и черепа, рыцарь облаченный в черные доспехи едет в компании смерти и сатаны образуя ужасный триумвират словно всадники апокалипсиса с гравюры все того же Дюрера, с той лишь разницей, что их трое, а не четверо.
     Альбом проносится на одном дыхании и, при прослушивании не замечаешь, как одна песня переходит в другую. Материал воспринимается одним большим полотном длиною чуть более сорока минут и в напоре не уступает записанным в те же года ‘Panzer Division Marduk’ группы Marduk (1999) и ‘Vobiscum Satanas’ от Dark Funeral (1998). Но если сравнивать эти три альбома, то у ‘Channeling the Quintessence of Satan’  есть одно большое преимущество. Он в огромной степени новаторский. 
     Американцы Gravewurm, играющие в стиле блэк/трэш/дум/дэт-метал, поддерживают австрийцев их темном искусстве, повествуя о смерти, чуме, войнах огне, кладбищах и легионах смерти на своем альбоме 2009 года под названием ‘Funeral Empire’. Обложка дополняет удручающе-давящее впечатление от музыки.  Неспешные мотивы, без изысков, но сильно западающие в память. Материал, а отличие от следующего альбома ‘Black Fire’, не настолько меня поразил в музыкальном плане, скорее удивил своей продолжительностью – один час восемь минут (17 треков). Начиная прослушивать альбом, я как-то проникся музыкой и ритмом, но потом я ушел в свои мысли, и музыка отошла  на задний план. Только ближе к концу, я вдруг понял, что все еще слушаю альбом ‘Funeral Empire’ и впереди еще один трек.  Если говорить об обложке, то, вместе с музыкой Gravewurm, она представляется, как обложка толстенного древнего гримуара за которой скрыты тайны и секреты темной магии.
     Альбом 2010 года ‘Hymn to Oppressive Void’ московской эмбиент/блэк-метал группы Xerbittert  произвел на меня положительное впечатление. Не побоюсь такого смелого сравнения, но я услышал некоторое подобие американскому Xasthur с его астральными и мистическими путешествиями.
     Очень сильная гнетущая музыка, множество шумов, в которых слышишь даже такое, что не было сыграно. Темные силуэты, тени, мерцающий огонь и дым. Гравюра «Рыцарь, смерть и дьявол» очень подошла для такой музыки, хоть она и на любителя. Но тут скорее не музыка подошла к гравюре, а гравюра к музыке, что говорит об ее универсальности. Столь она многогранна.  
     Еще я заметил интересную особенность. Если во время прослушивания самых, на мой взгляд, темных и мощных треков ‘‘Dark Ritual, Unearthed Dust’’ и ‘‘Hypnotic Abyss of Misantrophy’’ и смотреть в центр гравюры на обложке, то создается впечатление, что всадник становится выпуклым. Советую послушать и убедиться в этом лично. 
     Огромнейшее удовольствие я получил от ЕР немецкой группы Absurd 2004 года выпуска под названием ‘Raubritter’. Тут даже ничего не нужно рассказывать, так как музыка легла на гравюру как будто парни из Absurd жили в то время и видели все своими глазами, а главное принимали участия в набегах, грабежах, застольных гулянках после удачных вылазок.   Заглавный трек ‘‘Raubritter’’, словно гимн этих отрядов, ведает нам о жизни лихих парней, а при прослушивании всего материала (пэган блэк-метал) складывается такое впечатление, что сидишь в какой-нибудь средневековой таверне, полной народу и слушаешь истории, новости и сплетни о том, что отряды разбойников в лесу к югу от города распоясались до такой степени, что купцы стали обходить город по широкой дуге, а местные торговцы потребовали от главы города чтобы тот разобрался с произволом этих, опозоривших свой титул, рыцарей; трактирщика, который донес страже, что в его трактире расположился раубриттер фон Пикер, за голову которого назначена немалая награда, нашли мертвым у себя в комнате с ножом в спине. Поговаривают, что это была месть, раз тело его было обсыпано монетами, может быть теми самыми из обещанной награды за донос. А самого фон Пикера лишили всех регалий и снесли ему голову с плеч за его длинный список преступлений. И поделом.
     Музыка на этом ЕР не просто озвучивает гравюру, она открывает двери в мир и атмосферу того времени. Грубоватый немецкий язык, на котором поет вокалист в трех песнях из четырех, подчеркивает и усиливает этот эффект, а от акустического вступления в первом треке просто уносит из обычного «сегодня» в то мистическое и таинственное «тогда». И сама гравюра уже воспринимается по-другому. Совсем иначе. 
     Тревожное, но красивое начало альбома ‘Dark Labyrinth’ чешской дэт-метал/дарк-метал  группы Morbid Silence не могло ничего предвещать кроме отличного материала, настолько атмосферного, что просто диву даешься. Отличные мелодии, неспешные ритмы, хрипящий мрачный вокал приоткрывают нам темные тайны семнадцатого века, с его чумой завезенной в Валенсию, которая хорошенько прошлась по всей Испании и Тридцателетней войной, всколыхнувшую всю Европу и Россию.  
     Инструментальным треком ‘‘Schlacht bei Triebl (August 18, 1647)’’ группа повествует о битве за замок Triebl, который находится в Чехии. Эта батальная сцена входит в Тридцатилетнюю войну и в ней сошлись войска Швеции и Священной Римской империи германской нации, которые оставили на поле боя почти пятьсот человек убитыми. Трек бесподобный и очень меланхоличный. Словно просматриваешь на экране битву в быстром действии. И под этот трек у меня появилась мысль - насколько же все-таки это было суровое время. Все средневековье в целом. Даже всадник на коне, что на обложке ‘Dark Labyrinth’, если вот так разобраться, был на самом деле. Люди таскали на себе груды железа и тяжеленые мечи, резали и рубили врагов, затевали турниры и грабили путников. Про инквизицию я вообще молчу. Страшное и трудное время. Действительно «Темный Лабиринт».
     Как видите, мастерство Альбрехта Дюрера породило множество версий и домыслов. Рассказывать о гравюре «Рыцарь, смерть и дьявол» можно бесконечно долго, вглядываясь в детали и строя догадки. Но каждый человек в ней видит что-то свое. Вы, наверное, заметили, что я не привожу примеров несовместимости обложки и музыки, а такие случаи есть, но на них просто не хочется останавливаться. 
     И поэтому группам, которые еще только собираются взять на вооружение эту гравюру в качестве зрительного образа к своему музыкальному полотну хочется дать совет: Не ошибитесь в выборе. Это не просто картинка с рыцарем, смертью и сатаной. Это целый пласт времени, обширный мир. А озвучить целый мир ну очень сложно и получается далеко не у всех.


Андрей Paatddal Герасимов
Создано с помощью материала блога Archives Of Khazad-Dum
Статья была издана в журнале DarkCity '66 2012

Питер Брейгель Старший - Триумф Смерти

     Когда в аду не останется места, мёртвые будут среди нас. Так говорил священник в фильме «Рассвет Мертвецов». Орды мертвых, сметая все на своем пути, рыча и воя, убивают все живое на планете, и никому не удается спастись. Ад приходит на Землю и окутывает ее смрадным черным дымом. И все это происходит под ужасную какофонию из криков боли и страха, взрывов, рева тысяч обезумевших толп, бывших некогда людьми. Есть множество  фильмов, в которых наглядно продемонстрированы ужасы конца света. И нам не нужно фантазировать на эту тему, чтобы это представить. 
     Когда же писалась картина, о которой я хочу вам сегодня поведать автор вряд ли мог взять какое-то музыкальное полотно для усиления восприятия своей картины. Тогда даже не могли и помыслить о тех возможностях, которые есть сегодня. Современная тяжелая музыка помогает расширить границы восприятия той или иной картины. То, что раньше было немым и представляло собой, какой-то замерзший пейзаж или момент действия (будь то убивающие друг друга воины или мучающие грешников черти), может предстать перед нами как грохочущая батальная сцена не хуже голливудских. 
     Эта картина называется «Триумф Смерти» Питера Брейгеля Старшего. Я уверен, что это название слышали все или большинство из нас. И многие даже видели саму картину. Но я надеюсь, что после прочитанного здесь вы слегка расширите свое представление о ней.
     Питер Брейгель Старший (Pieter Bruegel the Elder) был основоположником целой династии художников. Его жизнь окутана тайной и все, что мы о нем знаем, было почерпнуто из каких-то редких документов (например, справка о принятии в  Гильдию живописцев, регистрация брака, сведения о его кончине и захоронении). Как полагается знаковой личности древности, точная дата его рождения не известна. Предположительно между 1525 и 1530 годами, а место его рождения называют город Бреда в современной нидерландской провинции Северный Брабант, а также деревушку Брёгел около этого города.
     Первоначально фамилия художника писалась как Brueghel, и так же она писалась у его детей; однако с 1559 г. он начал подписывать свои картины как Bruegel.
     Он начал свою карьеру как график и в 1540 году попал в Антверпен, где обучался в мастерской у Питера Кука ван Альста, ни много ни мало, придворного художника императора Карла V. Там он проработал десять лет до кончины своего учителя. Позднее, в 1553, он женится на дочери покойного учителя. 
     На следующий год он был принят в Гильдию Живописцев, где начал работать на Иеронима Кока, который занимался печатью и продажей гравюр. По настоянию своего работодателя он следующие два года  находится в путешествии по Франции, Италии и Швейцарии, где был потрясен древней архитектурой. В 1563 году он вместе с семьей переселяется в Брюссель.
     Известно, что сохранилось около сорока пяти подлинников его картин (или тех, которые ему приписываются). Другие картины были утеряны. Больше тридцати картин из них посвящены природе, пейзажам, селам и их окрестностям. Его восхваляли за нежелание приукрашивать людей и окружающий мир. Он рисовал их, так как они есть. И как он их видит. А видел он саму суть.
     Годы творческой зрелости Брейгеля проходят в период обострения противоречий между Нидерландами и монархией Филиппа II, в условиях грозно нарастающей революционной ситуации. Антифеодальное движение сливается с национально-освободительной борьбой против владычества Испании. В 1561-1562 годах Брейгелем создаются картины, объединенные предчувствием надвигающихся исторических катаклизмов: "Триумф смерти" "Падение мятежных ангелов", "Безумная Грета", "Битва израильтян с филистимлянами" (или "Самоубийство Саула").
     Есть версия, что он, уже находясь на смертном одре, приказал жене сжечь наиболее провокационные картины, чтобы защитить семью от нападок, преследований и гонений со стороны властей. Умер художник 5 сентября 1569 г. в Брюсселе и похоронен  в брюссельской церкви Богородицы-в-часовне. Его дети, Ян и Питер, тоже стали художниками, но он не успел их ничему научить, так как они были еще маленькими.
     Картина «Триумф смерти» была создана в 1562 году и представляет собой панорамный пейзаж всеохватывающей буйства смерти. Это не просто картина. Ее нельзя охватить одним взглядом. На ней столько мельчайших подробностей и деталей, что их невозможно перечислить все. Первое, что бросается в глаза при первом взгляде на картину это  зарево горящих городов, черное от дыма небо, от дыма, которого, ветер сносит в сторону, и он расползается по всему небосводу словно огромная крышка гроба, закрывающаяся над миром.  Затонувшие корабли, армия скелетов, загоняющих панически бегущих от страха людей в огромную мышеловку с крестом на двери, торчащие высокие колья с мертвыми колесованными телами, над которыми кружатся птицы. И тревожно бьющий колокол, возвещающий о том, что пришел последний час жизни на земле. 
     Это очень мрачная картина. Каждая деталь ее пропитана смертью. Скелет аккуратно, перерезает горло путнику, оголодавшая собака, принюхивается к окоченевшему телу женщины, которая пыталась укрыть своего ребенка. Умирающий король, которому демонстрируются последние песчинки, падающие в часах его жизни на фоне бочек с бесполезными теперь золотыми и серебряными монетами за которые, сколько их не копи, не откупишься от смерти.
     Особенно интересен момент с загоном людей в мышеловку с крестом на дверях. И я объясню почему. В то время  в Нидерландах свирепствовала инквизиция, испанцы подавляли восстания огнем и мечем. Личности в белых одеяниях, показывающие, куда бежать спасающемуся от мертвых орд людскому потоку, на поверку оказываются теми же скелетами, но их разоблачение уже запоздало и тех, кто сорвал с них одеяния,  безжалостно закалывают. Это явный намек на, изданный в 1550 г., указ инквизиции о преследовании еретиков в Нидерландах. Перечень преступлений или деяний, которые инквизиция считала ересью, поистине был огромен. Практически все пункты начинались словом «Воспрещается» или производным от него. Например: «Воспрещаем, сверх того, всем мирянам открыто и тайно рассуждать и спорить о Святом Писании, особенно о вопросах сомнительных или необъяснимых, а также читать, учить и объяснять Писание, за исключением тех, кто основательно изучал богословие и имеет аттестат от университетов». Далее следовало предупреждение: «…в случае нарушения одного из этих пунктов виновные подвергаются наказанию как мятежники и нарушители общественного спокойствия и государственного порядка. Такие нарушители общественного спокойствия наказываются: мужчины — мечом, а женщины — зарытием заживо в землю, если не будут упорствовать в своих заблуждениях; если же упорствуют, то предаются огню; собственность их в обоих случаях конфискуется в пользу казны». 
     Брейгелю не надо было придумывать сюжет для своей картины. В то время «пляски смерти» были очень распространены во фресках, гравюрах и картинах. В основном это были какие-то серии сюжетов, где показывалось, что смерти безразлично кого забирать, будь то крестьянин или монарх,  еретик, ярый божественный воин или святой, шулер и игрок или парочка любовников. Брейгель, по сути, проанализировал их и соединил их всех вместе в одном масштабном полотне. В картине масса сцен связанных со смертью.  Скелеты у него не просто статистически нарисованы. У него нет ни одного одинакового скелета. Даже черепа, которые, по сути, одинаковы у него выглядят как-то по-особенному. Тут череп выглядит сосредоточенно злым, замахиваясь копьем на женщину, тут он мило улыбается, подыгрывая на скрипке любовнику, играющему на лютне, тут группа скелетов в белых одеяниях с одухотворенными черепами (хочется сказать лицами) смотрят на окружающее действо. Эти детали замечательно выполнены художником и свидетельствуют о его высочайшем мастерстве. 
     Считалось, что смерть это кара за грехи. Брейгель показал, что судить, выносить приговор и карать взялась инквизиция. Так он пытался донести до потомков то, что творилось в то время у него на родине. И испанские цензоры ничего не могли поделать со столь вопиющим проявлением неповиновения. Брейгель нарисовал разрешенный символический апокалипсис, конец света и пляску смерти. Как говорится, кто знает, тот поймет.
     Группы, которые попытались, с разным успехом, озвучить этот «Триумф Смерти», исполняют разную музыку. И, разумеется, к такой картине под таким названием особо пристрастились группы жанра дэт-метал. 
     Американцы Angelcorpse в 1996 году поместили на обложку своего альбома ‘Hammer of Gods‘ фрагмент картины на котором на переднем плане стоит большой крест, а за ним армада конных мертвецов и скелетов атакует нескладный пеший строй людей, в котором все перемешались. Там и крестьяне с рогатинами и вилами, и воины с алебардами и копьями. А еще дальше на этом фрагменте стоит такой же крест. Автор картины явно провел черту между этими крестами. Она как граница между живыми и мертвыми. Но «Молот Бога» не щадит никого и судьба последнего ополчения людей ясна. Она утонула в зубодробительном дэт-метале (сейчас это конечно олд-скул) группы Angelcorpse. Альбом слушается на ура и то, что ему уже 15 лет, а он до сих пор доставляет удовольствие, только прибавляет ему плюсов.
     Немцы Cadaver Disposal на обложку своего демо 2010 года ‘Signum Gloriae’ поместили практически всю картину и озвучили его немножко странным материалом. Эдакий дэт-метал старой школы, но с современным звучанием. В целом не плохо, а короткие треки как бы рассказывают разные фрагменты умерщвления людей на картине. Начинается демо с интересного интро в котором словно действо на картине на 24 секунды замерло. Остались движимы только глаза людей, словно им было дано за эти 24 секунды окинуть взором весь ужас происходящего, чтобы потом ударить по ним во втором треке с новой силой. Из-за короткой продолжительности демо (13:49) весь драматизм не удается ощутить в полной мере. Материал «проскакивает» в одно ухо, словно армия скелетов, «наводит шороху» в голове, и «выскакивает» из другого уха. Не успеваешь воспринять материал, только отдельные яркие моменты. К слову сказать, эта группа возникла из пепла группы Braindead и материал на демо это то, что не успели выпустить Braindead. Из чего выходит, что  изображенное на обложке явно намекает на смерть старой группы.
     Конечно, блэк-метал группы не могли пройти мимо этой картины. Я бы даже сказал, что это была бы очень большая глупость с их стороны. 
     Американцы Cult of Daath назвали свой альбом 2005 года ‘Slit Throats And Ritual Nights’ и поместили на его обложку фрагмент картины, на котором скелет перерезает горло путнику. Сам путник в белых одеждах (в саване мертвеца), его посох, сума и верхняя одежда разбросаны неподалеку. Также присутствует небольшой фрагмент павшего рыцаря, но он тут не важен. Важны только эта пара (скелет и путник) и музыка, с помощью которой Cult of Daath озвучили этот момент убийства. И название альбома это подчеркивает. Материал представляет собой отменный среднетемповый притрешованный блэк-метал. Без всяких заморочек с клавишами и изысками в игре на музыкальных инструментах. Но музыка настолько затягивает, что начинаешь отстукивать ногой такт во время ее прослушивания. А фраза «Drink The Blood From The Skull» в одноименном треке, к примеру, так и засела в голове, и я ее еще долго ходил, напевая ее себе под нос. Этот трек, на мой взгляд, выделяется на фоне других и стоит в авангарде альбома. Так и представляется фрагмент картины, описанный выше, на котором скелет на протяжении всего трека с хитрым злым «лицом» пилит ножом по горлу путника, напевая «Drink The Blood From The Skull».
     Их соседи, Gravewurm (блэк/трэш/дум/дэт-метал),  на альбоме 2010 года ‘Black Fire’ представили вполне приличный и насыщенный материал. Сырой звук, хриплый вокал, неспешные ритмы. Я бы даже сказал, что чувствуется влияние Venom и Celtic Frost. В общем олд-скул в чистом виде, невзирая на год выпуска. Особенно отмечу трек ‘’Path of Old Dominion‘’. Медленный, монолитный, мощный и напористый. Последние три трека на альбоме это концертные треки 2009 года в Финляндии. Ну, ребята. Такие треки обычно выкладывают в компиляшках или в довесок к демо, но не к полноформатнику. Это явно бутлеговский вариант, записанный в лучшем случае на диктофон. Хотя если вы фанат данной формации, то вам эти треки доставят удовольствие.
     Что касается обложки, то тема подобрана просто идеально. В ней делается упор именно на нужный фрагмент картины. С первых секунд первого трека сразу предстает перед глазами медленно бредущая полуживая кобыла, тянущая телегу, переполненную костями и черепами (трек “Path of Old Dominion” это усиливает до предела). Скелет, сидящий на телеге спереди, играет на колесной лире, а другой, сидящий на кобыле держит в одной руке песочные часы, а другой машет колокольчиком. Кобыла сама выбирает куда идти. Она опустила голову и особо не заботится, на что наступать и куда идти. Монотонность и безмятежность, но упорность и неотвратимость мне навеяла музыка Gravewurm на этом альбоме. Остальные персонажи на обложке как-то теряются и размываются.
     Бельгийская группа Huldrefolk охарактеризовывает свой стиль как «Medieval Trollish Pestkult» и полностью соответствует этому настрою, хотя по сути это блэк-метал. На альбоме 2009 года ‘Morbide Elite’  все пропитано духом средневековья, инквизиции, тайны, колдовства, грусти и сражений. Особенно хочу отметить трек “Wevenaar van Lijkenwaden”. Он просто бесподобен. Вообще материал на альбоме оставляет хорошее впечатление. Начиная от мелодичности и звука, и заканчивая продолжительностью и игрой на инструментах. Музыка выдержана, на мой взгляд, в немецком воинственном стиле, что очень даже хорошо.
     За обложку они взяли фрагмент, в котором, скрываясь за поставленными стоймя крышками гробов с нарисованными на них крестами, стоит многотысячная армия скелетов. Некоторые, стоящие в первом ряду, скелеты с интересом наблюдают как их «товарищи по оружию» ловят дворянок, а те хватаются от страха за головы и пронзительно вопят, забыв о своем положении и высокомерии. Вся обложка выполнена в черно-белом стиле и обрамлена в рамку, подчеркивающую конечность картины. Имеется в виду только этот момент и ничего больше из картины «Триумф Смерти».
     К слову сказать, заканчивается альбом семплом песни, которую мы слышали (конечно, в другом исполнении) на альбоме их соседей Enthroned  на альбоме ‘Tetra Karcist’.
     Тяжелее всего пришлось человеку в правом верхнем углу картины и с обложки следующей группы. Все умирают, как бы это сказать, в компании с другими людьми. А этот человек один стоит на коленях на холме с завязанными глазами. И держа в связанных руках распятие, молится, а скелет за его спиной держит его за волосы и замахивается мечом. Мольба не поможет, так как  аргентинцы Wolfdusk выпустили в 2009 году альбом  ‘Down of Christianity’. Дэт-метал старой школы с глухим звуком и жирным саундом, с вокалом, настолько хриплым и безжизненным, что  создается впечатление, что это, замахнувшийся мечом скелет, произносит «пламенную» погребальную речь. Особенно это чувствуется во втором треке “Lugnasadh”.  «Лугнасад» это древний ирландский языческий праздник начала осени. Соло в конце трека добивает человека своей удручающей мелодией, не давая ему никакого шанса ни на спасение, ни на быструю смерть. Этот трек просто отменно вписывается во фрагмент, который группа взяла на вооружение, а сам материал мог бы подойти для всей картины в целом.   Этот альбом я бы выделил из всех альбомов, которые использовали «Триумф Смерти» в качестве обложки как эталон.  Для меня эту группа стала своего рода открытием, так как я ее не слышал до этого альбома и она меня приятно удивила. А на мой вопрос о картине парни ответили – «Этим альбомом мы хотели показать, что христианство не всегда то, что говорит и чем является. Мы посчитали хорошей идеей использовать именно этот фрагмент картины»
     Групп, которые использовали «Триумф Смерти», очень много и их количество постоянно растет.  Что свидетельствует о большой степени уважения к картине и самому автору у музыкантов. По-настоящему нарисовать Ад может только тот, кто там побывал и видел все своими глазами. 


Андрей Paatddal Герасимов
Создано с помощью материала блога Archives Of Khazad-Dum 
Статья была издана в журнале DarkCity '65 2011