четверг, 20 октября 2011 г.

Каспар Давид Фридрих - Аббатство в дубовом лесу

       Всякий человек знает, что музыка лучше воспринимается одновременно с визуальным сопровождением. Будь то видеоряд или просто заставка. Или, как в нашем случае, обложка альбома. Обложка - не такая простая вещь как кажется, и не надо к ней относиться как к простому обязательству перед релизом. Это витрина группы, с ее логотипом, названием альбома и тем визуальным представлением, который эта группа пытается до нас донести. А значит, она имеет огромное значение. Порой музыкальная часть выглядит намного хуже, чем графическая составляющая релиза, а плохая обложка может испортить все впечатление от самой музыки.
      Очень давно меня заинтересовал один вопрос – а почему некоторые обложки совершенно разных групп похожи и чьи работы взяли на вооружение эти группы? Вы не поверите, насколько раздвинулись границы этого вопроса со временем. Оказалось, что с одинаковыми обложками или частями одной картины могут быть не две, не три, а десятки групп! Интересен тот факт, что группы это разноплановые и относятся к разным жанрам музыки. Все они пытаются с помощью своей музыки описать то, что художник изобразил на холсте. Пытаются понять идею и замысел художника. Ведь музыканты - это тоже своего рода художники. И, если разные люди видят одну и туже картину по разному, то и музыканты каждый по-своему пытается нам рассказать музыкой о мире, заключенном в картине. В чем же прелесть таких картин, что их используют огромное число групп, и кто их автор?
     Сегодня я хочу рассказать вам об одной из таких картин - «Аббатство в дубовом лесу» Каспара Давида Фридриха (англ. «The Abbey in the Oakwood» Caspar David Friedrich).
      Сначала я хочу познакомить вас с автором этого, безусловно, шедевра. К.Д.Фридрих был немецким художником и своим талантом добился признания как одного из крупнейших представителей романтического направления. Он родился 5 сентября 1774 года и был шестым ребенком из десяти детей у своих родителей. В юности он перенес большое количество душевных переживаний: в 1781 году умирает его мать, в 1782м - его сестра, еще одна сестра в 1791 году умирает от тифа, но наибольшим потрясением и трагедией для него стала смерть его брата в 1787 году. Каспар стал свидетелем того, как его младший брат Иоганн провалился под лед на озере и утонул (были предположения и версии, что Иоганн пытался спасти Каспара, который находился в опасном месте на тонком льду). Все эти события, безусловно, повлияли на восприятие художником окружающего мира и легли жирным отпечатком на его работы.
      В 1790 году он получает первые уроки рисования в университете Грайфсвальда, где его наставником становится Иоганн Готтфрид Кисторп. В 1794-1798 Каспар учился в копенгагенской Академии художеств, и после ее окончания он перебрался в Дрезден, где и жил до конца своей жизни. С 1824 был профессором дрезденской Академии художеств, но в 1835 г. его разбил паралич, и с тех пор он больше не работал масляными красками, ограничиваясь небольшими рисунками сепией. Но несмотря на столь яркий фурор, которого он добился своими работами и достижениями, художник скончался в бедности 7 мая 1840 года.
      Картина «Аббатство в дубовом лесу» была написана в период с 1809 по 1810 годы в Дрездене и являет нам мрачную сторону его гения. Нет, не все его картины столь темны и холодны. Он был знаком с многими романтиками, натурфилософами и художниками, любил путешествовать и рисовать красочные пейзажи - будь то морской горизонт, горная вершина, утопающая в облаках, корабль или дальний город. Но задумчивость и своеобразная мистика тяготила его, и он ей отдавался полностью.
      Фридрих любил такой особый вид картин. Старые руины монастырей среди спящих деревьев, сбросивших листья, на зимнем фоне. Он неоднократно использовал эту форму для своих работ. Это не просто мрачная и хмурая картина. Это целый ряд символизмов и контрастов. Светлые участки и темные тени, корявые ветви деревьев и развалины аббатства, странная похоронная процессия... 
      Впервые картина «Аббатство в дубовом лесу» была показала вместе с картиной «Монах у моря» в Берлинской Академии художеств во время выставки 1810 года. Эти две картины входили в живописный цикл «Четыре времени года», рассказывающий о жизни монаха-скитальца. Они дополняют друг друга и в каждой есть свой глубокий и меланхоличный смысл. Если «Монах у моря» нес успокоение и красоту прибрежного пейзажа, то «Аббатство в дубовом лесу» переносит нас в мистический мир. Кладбище с разрытой могилой, темные силуэты монахов, несущих гроб, деревья без листьев, которые растут на месте сада, развалины некогда красивого монастыря. Все это говорит о смерти. Но сверху картина освещена ярким мистическим светом восхода солнца, который намекает на воскрешение в другой жизни. 
      Фридрих использовал для написания этой картины свои исследования Аббатства Элдена в Германии. Раньше оно называлось «Аббатство Хильда» и было построено в 1172 году, но в 1198 было разрушено в ходе войны. Фридрих сделал эти, очень понравившиеся ему развалины, в которых он проводил много времени, предметом нескольких своих картин. Некоторые элементы деревьев перемещались из картины в картину. Именно после его серии картин об аббатстве к развалинам был привлечен немалый интерес и их начали реставрировать. 
      В целом пейзаж выглядит очень мрачно и совершенно нереально. Словно какой-то страшный сон. К слову сказать, Фридрих начал писать картину после посещения этого места в городе Greifswald и писал ее фактически по воспоминаниям. Может быть, это и предало картине нереальность. Свет, появляясь, освещает верхушки деревьев и руины и как бы заставляет тьму сгущаться и опускаться все ниже и ниже, уходя в ту самую разрытую могилу. Картина эта своей задумчивостью, темнотой, притягательностью, которая засасывает тебя, и ты, как бы, сам стоишь перед этими руинами и смотришь на мрачную процессию монахов (которых можно легко спутать с кладбищенскими крестами), идущую к бывшему аббатству, от которого теперь осталось лишь старое кладбище и разрушенный остов здания, может передать многие грани музыки, чем и воспользовались музыканты. Почему они это сделали, зависит от мировоззрения музыкантов, смысловой нагрузки альбома и музыкальной составляющей. В основном этот образ берут на вооружения группы грустные, меланхоличные, играющие готик/дум или их производные, смешанные с дэт-металом. Например, Dusk или Khthon. 
      Ныне несуществующая американская группа Dusk,на одноименном EP 1994 года качественно передала атмосферу картины. С единственной лишь разницей, что надежды на воскрешение в их EP нет никакой. По моему мнению, им полностью удалось прочитать смысл картины и передать ее суть. Неспешный дэт/дум-метал, задумчивый и тягучий как туман, который течет сквозь деревья и скрывает развалины, от чего вся картина становится еще мрачнее, силуэты размываются и пропадают. Иногда налетает ветер (в виде быстрых фрагментов, но особенно удивляет внезапный бластбит - весьма неожиданный ход!) и разрывает туман в клочья. Деревья слегка покачиваются, но вот опять все успокаивается и замирает. Хочется отметить ударные, которые не просто отыгрывали номер, а были очень разнообразны, привнесли неповторимость и до конца придерживались жанра дэт-метал. В целом материал притягивает и гипнотизирует: я лично и не заметил, как пролетели эти 26 минут, что длится эта ЕР.
      В 2002 году была выпущена компиляция ‘Mourning... Resurrect’, где они снова взяли за основу «Аббатство в дубовом лесу», но на нее ещё поместили стаю улетающих птиц. И это перевернуло всю концепцию картины с ног на голову: все-таки надежда была! Нет уже такой гнетущей загробной атмосферы - птицы притягивают к себе внимание, отрывая ваш взгляд от темных развалин.
      С ЕР Khthon ‘Songs on the Grave Side’ дело обстоит немного иначе. Название ЕР говорит само за себя: это очень тягучий и вязкий дум-метал с энергичными и резкими вставками. Выпущен этот ЕР был в 2009 году и на нем нет такого «олдового» звучания как у Dusk, да и чистый вокал очень разнится с рычащим в Dusk. Музыка медленно, но упорно затягивает нас внутрь картины и когда мы оказываемся в ней, мы к своему удивлению стоим не перед лесом с развалинами, а идем в похоронной процессии, сразу за несущими гроб монахами. Шествие возглавляет странная личность в капюшоне, которая и поет на протяжении всего ЕР. А вокруг хлещет дождь и пропитывая насквозь уже без того мокрую землю. Ноги еле-еле передвигаются в каше из талого снега и грязи.  И вы не понимаете, что вы здесь делаете и как вы сюда попали… Но тут внезапно все кончается, и вы открываете глаза на том месте, где начали слушать ‘Songs on the Grave Side’. Khthon показали обратную сторону картины Фридриха. как бы ее зеркальное отражение, где надежда - это безысходность, а воскрешение - смерть.
      Но бывают и исключения – например, в лице американцев Masochism (брутал-дэт-метал) с их ЕР 2006 года ‘Masochism’. Это была их последняя запись под этой вывеской; со сменой названия на Ayasoltec (в том же 2006 году) они подкорректировали свой стиль и стали нарезать техничный дэт-метал. Не знаю, что бы сказал сам Фридрих (я думаю, он бы очень удивился), но музыка Masochism для «Аббатства в дубовом лесу» подошла на все 100%. Только, конечно, в другом ключе, чем у предыдущих коллективов. Колченогая, неумолимая, грохочущая и ржавая машина смерти предстала передо мной, как только я включил этот ЕР. Этот материал не оставит в живых никого на своем пути, а один из плюсов, который хочется отметить, это то, что на ЕР мало вокала и больше инструментальной части.
      Забудьте про рассвет на заднем плане картины и про надежду на спасение, которую он являл. Тут ничего это нет и в помине. На заднем плане обложки из-за горизонта за лесом и бывшим аббатством встает свет пожарищ. Он освещает небо, предвещая близкую и мучительную смерть. Если у Khthon внимание к себе привлекали монахи, несущие гроб в темноту старых развалин, то тут все дело в этом свете, грозно освещающим небо. Обложка пышет жаром этого огня: скоро не будет ни леса, ни кладбища. Огромный бульдозер с именем Masochism сметет эти, пережившие лучшие времена, останки аббатства и скроет их под ровным слоем земли. А если перевернуть обложку на 180% , то деревья становятся похожи на трещины как после удара тупым предметом по черепу - а ведь музыка американцев именно так и поступает с головой обычного человека!
      Французы Angmar («Ангмар» в произведениях Дж.Р.Р.Толкина — королевство в Средиземье, располагавшееся на северных отрогах Мглистых гор), исполняющие блэк-метал, тоже вооружились этой картиной для своего демо 2003 года ‘Aux Funerailles du Monde...’. Что могла взять блэк-метал-группа от этой картины? Разумеется, зиму и холод, о чем нам говорится в первой же песне этого демо под названием “Les Songes de l'Hiver”. Нет-нет, всё не так просто и банально. Музыканты разумно подошли к смысловой нагрузке демо, и конечный результат оказался просто отличным. Хочется сначала сказать хорошие слова о саунде этого демо: сырой подвально-гаражный звук, но безумно четко передающий все прелести музыки данного жанра, стал своего рода призмой, через которую слушатель смотрит на мир Фридриха в его картине. Эта призма, раз уж французы выбрали для своего творчества блэк-метал, тусклая и гасит любые проявления света, зато очень подчеркивает зимнее время года картины. Я это явление ощутил на себе, когда при прослушивании записи почувствовал веяние студеного зимнего воздуха, а ведь за окном был июль! По моему скромному личному мнению, такой звук, дающий подобный эффект, и должен соответствовать жанру блэк-метал.
      Музыка на демо отдает серединой 90х, что удивительно для 2003 года. Грустная акустическая гитара, в которую врываются электрогитары, гудящий меланхоличный бас, разнообразные ударные и вопящий вокал. Вот под какой аккомпанемент монахи на картине в темноте и ведут свою похоронную процессию. Быстрый темп музыки сменяется на удручающе грустные медленные моменты, создавая мрачную атмосферу, которую дополняют хоровые вставки и клавиши. Материал держит в напряжении до самых последних секунд и заканчивается он великолепным инструментальным треком “Krankheit” (Болезнь, - нем.), в котором фортепьяно исполняет свою тревожную мелодию под завывания ветра. Последние секунды этого трека, да и демо целиком, не оставляют надежды и сомнения в том, что, как в хорошем ужастике, в конце концов от этой самой болезни умерли все. Если говорить о дальнейшей дискографии группы Angmar, то они использовали различные элементы картин Фридриха на каждом своем релизе.
      Картина «Аббатство в дубовом лесу» поразительна в своей многогранности и вызывает чувство трехмерности. Кажется, что можно вытянуть руку и дотронуться до холодной поверхности камня, что некогда был красивым и массивным строением, от которого теперь остались лишь безымянные развалины; можно потрогать хрупкие замерзшие ветви, от чего самые мелкие тотчас отломятся и упадут на снег. Без звука. Потому, что звука в этом мире не существует. 
      Зима еще никогда не была такой унылой и безрадостной. Поймать такой миг мог только великий мастер живописи. Мы не видим лиц монахов, мы не знаем, кто в гробу и от чего он (или она) умер, мы не знаем, что стало в дальнейшем с этими монахами, сколько лет прошло с тех пор, как аббатство было разрушено и случилось ли это так, как было в реальности – в ходе войны. Или деревья выместили на нем ярость природы, разрушив его своими ветвями, кроша камень и разбивая витражи. 
      Мы не думаем над этими моментами потому, что они нас не интересуют, они очень далеко и не столь важны. Художник запечатлел тот самый момент, который полностью передает весь накал страстей. После этого момента (этой точки) уже будет рассвет, свет разгонит туман и тьму. Солнце начнет согревать и ласкать землю, пытаясь вырвать ее из оцепеневших лап мороза и льда. Я думаю, в это время пейзаж уже не смотрелся бы таким мрачным и не был бы таким притягательным, и это была бы уже не картина «Аббатство в дубовом лесу» Каспара Давида Фридриха.
      Эту картину можно по разному интерпретировать и связывать с разными жанрами музыки, но закономерность остается закономерностью - все группы берут от картины, на мой взгляд, темную сторону, отдавая предпочтение мраку, смерти, страшным образам в тенях и не смотрят на другую, светлую сторону. Фридрих вообще любил мрачные и задумчивые зимние пейзажи, когда тени и туманы открывают зрителю дверь в другую, мистическую реальность. «Аббатство в дубовом лесу» - яркое этому доказательство.


Андрей "Paatddal" Герасимов.
Создано с помощью материала блога Archives Of Khazad-Dum 
Статья была издана в журнале Dark City '64 2011